Другие берега Владимира Набокова (псориаз)

 

 

 

В свое время Зинаида Гиппиус, встретив отца Набокова, сказала: «Передайте вашему сыну, что он никогда не будет писателем!» Это произошло после того, как ее кузен Владимир Васильевич Гиппиус, директор училища, разгромил произведения молодого Володи Набокова под всеобщий хохот его однокашников. Как же далека от истины оказалась эта «сладкая парочка» эстэтов… Впрочем, как выразился один современный критик, прошлое Набокова – это неодушевленные развалины, по которым неприкаянно ходят историки-экскурсоводы, давно потерявшие своих туристов. Каково же было судить о таланте начинающего писателя его современникам, если потомки-то до сих пор не во всем могут разобраться.

 

Первая любовь

 

А пока юный Володя познавал жизнь во всех ее проявлениях. И испытывал первые муки любовных томлений. В имении своего дяди 16-летний Владимир и встретил первую любовь – 15-летнюю Валю, дочку соседей, снимавших дачу неподалеку. Они гуляли по старому парку, и Володя не переставал любоваться ею, ставшей впоследствии героиней его первого романа «Другие берега»: «Она была небольшого роста, – писал он, – с легкой склонностью к полноте, что, благодаря гибкости стана да тонким щиколоткам, не только не нарушало, но, напротив, подчеркивало ее живость и грацию…». Чувства его были так велики, что юноша тяготился даже короткими разлуками и всерьез решил жениться на Вале. Однако каникулы закончились, и он вынужден был уехать в Санкт-Петербург. На этом история его первой любви сначала дала трещину, а затем и вовсе сошла на нет.

 

Тем более что вскоре семья Набоковых покинула родные места. Ассоциируя впоследствии утрату своей первой любви с расставанием с Россией, Набоков писал в своих воспоминаниях: «Потеря родины оставалась для меня равнозначной потере возлюбленной».

 

Навстречу судьбе

 

Творческой натуре молодого Владимира были не чужды многочисленные романтические похождения и в Берлине, куда он попал после учебы в Кембридже. Тем не менее любовные увлечения поэта не всегда находили отклик в сердцах его возлюбленных. Так, красавицу Роману Клячину не вдохновили стихи Набокова, и она дала ему от ворот поворот. А вот со Светланой Зиверт они были даже помолвлены. Однако родителей невесты не устраивала литературная карьера жениха, и помолвка вскоре расстроилась.

 

Спустя 3 месяца после несостоявшейся свадьбы Владимир Набоков встречает свою настоящую судьбу – Веру Слоним. Теперь все свои стихи и опусы он посвящает только ей одной. Два года ухаживаний заканчиваются свадьбой. С этой минуты она – и его Вера, и Надежда, и Любовь.

 

Любовь и измена

 

После откровенного разговора, в котором Набоков признался в измене, Вера благородно освободила его от всех обязательств и пожелала счастья. Но он не мог себе представить жизнь без Веры, поэтому принял решение положить конец своей «любви по-французски»

 

Но разлука с женой в 1937 г. в связи с работой Набокова в Париже чуть было не привела к катастрофе. В Париже он завел ничего не значащую, как ему казалось, интрижку с поэтессой Ириной Гваданини. Приезжая к семье в Прагу, он делал вид, что ничего не случилось, как ни в чем не бывало проводил время в кругу семьи, беседовал с женой о литературе, говорил ей слова любви, играл с маленьким Митей… А в мечтах был бесконечно далеко от этой семейной идиллии. В письмах Набокова к Ирине Гваданини, наряду с признаниями в грешной любви и благодарностями за неземные наслаждения, слышатся нотки покаяния, а также жалобы на весь мир и на себя за то, что он так подло обманывает собственную супругу. Но как только Набоков оказывался в Париже, предательское колесо любви закручивалось с новой силой, увлекая его в безумную страсть – в тупик, из которого, казалось бы, не было выхода.

 

Однако выход все же был. И нашла его Вера, обнаружившая любовную переписку мужа. После откровенного разговора, в котором Набоков признался в измене, Вера благородно освободила его от всех обязательств и пожелала счастья. Но он не мог себе представить жизнь без Веры, поэтому принял решение положить конец своей «любви по-французски».

 

Все болезни – от нервов

 

Несмотря на счастливую семейную жизнь, годы переживаний и лишений дают о себе знать. Еще в молодости Набоков постоянно страдал от обострений псориаза – «болезни нервов». Один из сильнейших приступов случился у Набокова в начале 1937 г., когда он был в отъезде. «Я продолжаю проходить процедуры облучения каждый день и чувствую себя практически здоровым, – пишет он жене. – Знаешь, честно говоря, я пережил очень сложный момент в феврале, до начала терапии, я был на грани самоубийства, но никак не мог себе этого позволить, потому что у меня есть ты».

 

С годами Набоков все отчетливее осознает и ощущает приближение старости и болезней. Он всю жизнь страдал бессонницей, но со временем стал спать куда хуже, чем прежде. Четвертый тяжелый приступ межреберной невралгии обернулся ежемесячными рецидивами. Наклоняясь за книгой или карандашом, он зачастую растягивал мышцы на спине. К нему опять вернулся псориаз. Случались простуды, инфекции, боли, сердечная аритмия. В какой-то момент Набоков записал в дневнике: «Снова желудочный грипп. Надо отказаться от идиотского потребления таблеток с побочными эффектами…». Однако новые заболевания заставляют его прибегать к новым лекарствам…

 

Через несколько дней после своего 77-летия он зацепился ногой за что-то на полу ванной комнаты, потерял равновесие, упал и ударился затылком. Оказалось, сотрясение мозга. Вернувшись через 10 дней из больницы, писатель почувствовал, что даже во время коротких прогулок ноги будто наливаются свинцом. Ночью было не легче, т.к. снотворное действовало все хуже. Тем не менее через несколько месяцев он все же собрался и дал интервью, в котором легко можно было узнать прежнего Набокова. В начале последнего года жизни писателя ему действительно стало легче, хотя он уже ходил с палочкой и не мог работать из-за бессонницы. «У отца всегда находилась веселая острота для аптекаря и продавца газет, – вспоминает сын Набокова Дмитрий, сопровождавший слабого и исхудавшего отца во время коротких прогулок, – он ни разу не пожаловался на свою слабость». И все же уже к началу лета постоянная повышенная температура поднялась до 38, а затем и до 40°С. Развился отек легких, его перевели в реанимацию, и вскоре Набокова не стало.

 

Оставив огромное литературное наследие, Владимир Набоков по сей день является «своим» для читателей многих стран. «Я американский писатель, рожденный в России, получивший образование в Англии, где я изучал французскую литературу перед тем, как на 15 лет переселиться в Германию…» – писал о себе мэтр. Каждый найдет в творчестве Набокова нечто свое: любовь, дружбу, разлуку, стремление к прекрасному, тоску по родине – свою «страну Набокова». И эта страна до сих пор притягивает нас своими загадками и тайнами, которые хочется открывать вновь и вновь.

 

Автор: Ирина Жукова

 

Подробнее читайте: https://www.pharmvestnik.ru/publs/aptekar/otdyx/drugie-berega-vladimira-nabokova.html